Почему в Японии не запрещают порнокомиксы с детьмиСюжет

04e75be659da82fc36c2eb346906341d

Япoнскиe кoмиксы и мультипликaция, бoлee извeстныe пoд нaзвaниями мaнгa и aнимe, пoпулярны вo всeм мирe.

При этoм чaсть этoй прoдукции имeeт oткрoвeннo эрoтичeский и дaжe пoрнoгрaфичeский xaрaктeр. Тaк пoчeму жe в Япoнии иx нe зaпрeщaют?

В Тoкиo oткрылaсь выстaвкa кoмиксoв в жaнрe мaнгa пoд нaзвaниeм Sunshine Creation. Тысячи поклонников жанра, в большинстве своем мужчины, стекаются к выставочному центру, разглядывая журналы и буклеты, разложенные на продажу на переносных столах в залах центра.

Развешанные по стенам плакаты с изображениями волооких фей, многие из которых едва прикрыты одеждой и обладают фантастическими пропорциями тела, превращают гулкое пространство огромного центра в буйство красок.

«Этот зал в основном посвящен сексу», — объясняет Хайд, один из организаторов выставки.

Мы останавливаемся у стола, на котором разложены комиксы с изображением двух девиц с обнаженной грудью. На мой взгляд, обеим из них лет по 12, хотя на картинках они заняты весьма недвусмысленными «взрослыми» делами.

В Британии, Австралии или Канаде такие материалы сочли бы непристойными и даже незаконными, но в Японии к ним относятся иначе.

«Все знают, что сексуальная эксплуатация детей — дело нехорошее, — говорит Хайд. — Но чувства по этому поводу не могут подлежать ограничению, фантазии на тему секса с ребенком в Японии не запрещены».

Его откровенность застает меня врасплох. Затем Хайд знакомит меня с неологизмом «Лоликон», что означает «комплекс Лолиты», — так в жанре манга обозначают поджанр, посвященный сексуальным темам с участием девочек-подростков. Среди таких тем могут быть инцест, изнасилования и прочие табуированные сюжеты, хотя сам Хайд, по его словам, предпочитает комиксы о любовных похождениях старшеклассниц.

«Лоликон» — это только одно из многих моих хобби, мне нравятся фантазии на тему сексуальных девочек», — признается он.

Я спрашиваю его, как к этому увлечению относится его жена, стоящая тут же, неподалеку.

«Думаю, она не видит в этом проблемы, — говорит он. — Она сама любит картинки с мальчиками, занимающимися сексом друг с другом».

Подобные комиксы составляют лишь малую часть огромной отрасли японских комиксов-манга, которая ежегодно приносит издателям около 3,6 млрд долларов. Но именно они вызывают массу споров и привлекают всеобщее внимание.

В июне 2014 года парламент Японии принял закон о запрете на хранение изображений реальных детей, подвергающихся сексуальному насилию. Производство и распространение таких изображений было незаконным с 1999 года, но Япония стала последней страной, входящей в Организацию экономического сотрудничества и развития, которая запретила хранение детской порнографии.

При обсуждении этого закона раздавались призывы о введении и запрета на «виртуальные» изображения несовершеннолетних детей в жанрах манга, аниме и в компьютерных играх. Но после долгих споров парламент не поддержал эту меру. Такое решение вызвало осуждение со стороны многих правозащитных и неправительственных организаций за пределами Японии.

Ситуация становится немного понятнее, если учесть, что в Японии тема секса среди подростков в целом не вызывает неприятия и остается в рамках массовой культуры.

Японские законодатели явно не хотели ставить вне закона миллионы потребителей жанра манга.

Его поклонники утверждают, что просто получают удовольствие от невинных фантазий. Как говорит Хайд, в создании таких изображений не принимают участия реальные дети или подростки, поэтому говорить о сексуальной эксплуатации не приходится.

Но всегда ли четко очерчена граница между фантазией и реальностью?

Токийский район Акихабара является родиной жанра манга, здесь на каждом углу в огромных многоэтажных магазинах торгуют комиксами на любые темы.

В этих магазинах есть и отделы «только для взрослых», где можно с легкостью найти манги с заглавиями типа «Изнасилование несовершеннолетних».

«Сначала люди возбуждаются по поводу чего-то, а потом привыкают к этому источнику возбуждения, — говорит Томо, продавец в таком отделе для взрослых любителей манги. — Такие потребители вечно ищут чего-то нового, они возбуждаются от вида юных незрелых женщин».

Именно это и тревожит тех, кто призывает к запрету на эротическую мангу — то, что увлечение этим жанром ведет к нормализации нездорового отношения к женщинам и повышению риска преступлений на сексуальной почве.

Никто не знает, правда ли это, так как социологические исследования не позволяют сделать четкие выводы. Но многие в Японии, особенно женщины, считают, что эта проблема гораздо шире. Они видят в комиксах манга отражение общества, которое закрывает глаза на порнографию, часто оскорбительную для женщин, и общую сексуализацию молодых детей.

В современной Японии не надо далеко ходить, чтобы убедиться в повсеместном культе молодости. Поп-группы в составе совсем юных девочек регулярно выступают перед толпами взрослых мужчин. С реклам и объявлений на вас повсюду глядят сексуально привлекательные лолиты.

Лили, автор популярных книг для девушек — вроде «Секса в большом городе» на токийский лад — рассказывает мне о своем детстве, когда к ней и ее подружкам по школе приставали на улицах мужчины, предлагавшие деньги за их носки и трусики.

«Я считаю это отвратительным, это извращение, — говорит она. — Такое преклонение перед подростковой сексуальностью опирается на ущербность мужчин, которые устают от сильных независимых женщин и мечтают о власти над слабыми созданиями».

В Японии до сих пор жива память о традиционном семейном укладе, когда отец зарабатывает деньги, а жена и мать сидит дома и занимается хозяйством. Но слабость японской экономики делает такой уклад недостижимым для большинства мужчин.

«В стране масса бизнесменов, дела у которых идут плохо, вот они и погружаются в фантазии с помощью манги Лоликон. Мне все это отвратительно, мне хочется, чтобы Япония покончила с этим миром извращений и опасных фантазий», — признается Лили.

Но в стране много и тех, кто считает опасным вмешательство государства в мир фантазий, который по определению не подлежит полицейскому контролю.

Дан Канемицу — активист по защите прав детей

«Есть много причин для критического отношения к манге, — говорит переводчик и правозащитник Дан Канемицу. — Но когда вы наделяете одних людей полномочиями по контролю над мыслями других людей, можно забыть о гражданских свободах».

Я задаю ему вопрос — поддерживает ли он право создавать комиксы-манга на такие темы как инцест и изнасилование?

«Мне нелегко с этим смириться, но я считаю себя не в праве диктовать людям, о чем они могут или не могут думать, — отвечает он. — Если это не затрагивает права человека, не лучше ли оставить в стороне мир их фантазий?»

Активистка кампании по защите детей Казуна Канахири ведет меня по узким улицам района Акихабара. Она хочет показать мне что-то, что, по ее словам, представляет куда более серьезную проблему, чем комиксы. Мы взбираемся по узкой лестнице в комнату, доверху набитую видеодисками.

Казуна снимает один из дисков с полки — на нем изображена пятилетняя девочка в бикини в позах, которые обычно характеры для порнографии, предназначенной для взрослых. Все прочие видеодиски в магазине имеют схожие обложки с фотографиями реальных детей.

Такие диски из серии «Юный идол» стали популярны после запрета на детскую порнографию в 1999 году. Их производители обходили закон, не изображая половые органы детей, но теперь, после ужесточения закона в июне прошлого года, под запрет попадают и такие изображения.

«Надо наказывать тех, кто продолжает продавать их, — говорит Казуна. — Это полностью запрещенная продукция, но полиция не принимает никаких мер».

Хотя некоторые из комиксов в жанрах манга и аниме предельно эротичны и невольно привлекают внимание, Канахири и другие активисты, с которым я разговаривал, говорит, что для них важнее сейчас сосредоточить все усилия на более важных мерах по защите реальных детей.

Канахири не оставляет надежды добиться запрета на такие комиксы с детскими изображениями.

«Я хочу, чтобы они исчезли, — говорит она. — К 2020 году, когда в Японии будут проводиться Олимпийские игры, мы должны превратить Японию в страну, которую в мире не считают родиной извращений».

Любители манги отвергают такое определение. Но с приближением Олимпиады внимание всего мира неизбежно все чаще будет обращаться на те аспекты массовой культуры в Японии, которые опираются на нездоровое внимание к детской сексуальности.